Древняя Скандинавия

Слепой бог

Прекрасен и благостен Бальдр, сын Одина, живущий в чертоге Брейдаблик, где от века не бывало злых дел. Все любили Бальдра, и не было у него врагов. Но однажды стали ему сниться страшные сны, и понял он, что жизнь его в опасности.
На следующее утро он рассказал свои сны родичам-богам и матери — богине Фригг, которая не на шутку забеспокоилась. Опасаясь за сына, она взяла клятву со всех сил природы никогда не посягать на жизнь Бальдра. Духи огня, воды и ветра легко согласились с ней... Такую же клятву Фригг взяла с духов камней и металлов. Призвала она диких зверей, и тс поклялись никогда не причинять Бальдру ни малейшего вреда. Каждое дерево, каждую травинку обошла Фригг, и все они обещали беречь жизнь Бальдра.
И вот Бальдр сделался неуязвимым. Но благородный юноша ни разу не воспользовался своим преимуществом. Однако с этого дня легкомысленные боги повадились затевать нелепые игрища; они метали в Бальдра копья и дротики, посылали в бога каленые стрелы и веселились, видя его невредимым. Ни металл, ни дерево не причиняли ему вреда.
К несчастью, злокозненный Локи позавидовал такому дару и решил вызнать уязвимое место Бальдра. Он переоделся в старуху и отправился к Фригг. И так он дивился неуязвимости Бальдра, что Фригг из тщеславия поведала ему, в чем тут причина:
— Все сущее в мире поклялось никогда не причинять ему вреда!
— Так уж и все сущее? — переспросил Локи.
— Да...— ответила Фригг. И тут она задумалась: кажется, она упустила из виду маленький росток омелы, росший на вершине дерева к западу от Вальхаллы. Локи сразу смекнул, что может извлечь прок из подобной забывчивости. Он поспешил в Вальхаллу, разыскал росток, сорвал его и незаметно принес его домой.
Сам-то Локи был слишком труслив, чтобы покуситься на жизнь Бальдра. И замыслил он скверное дело. Явился он к брату Бальдра, добряку Хеду, и говорит:
— Что же ты не играешь вместе со всеми, не стреляешь в Бальдра?
— Да ведь я слепой! — с улыбкой ответил бог.
— Если хочешь, могу помочь и прицелиться вместо тебя.
Хед нередко слышал, как боги смеялись, избрав Бальдра своей живой мишенью, и доверчиво согласился, не подозревая о ловушке, подстроенной Локи.
А Локи выточил стрелу из ветки омелы и направил руку слепого прямо на собственного брата!
Сраженный стрелой из прутика омелы, Бальдр упал замертво. Обливаясь слезами, боги устремились к нему, но было уже поздно.
Долго горевала безутешная Фригг, и надумала она попытать счастья и задобрить Хель, богиню Преисподней. Дело это было опасное, и вызвался исполнить его еще один сын Фригг, Хермод.
Оседлал он коня Одина Слейпнира и пустился в долгий и страшный путь. Наконец добрался Хермод до решетки Преисподней и чудесный скакун одним прыжком перенес его в царство демонов. Грозная властительница Хель, охранявшая границы своих владений, приняла его весьма сурово.
Однако печальный рассказ Хермода смягчил ее сердце, и она согласилась позволить Бальдру попытать счастья. При одном условии: он вернется в Асгард, если все живое и мертвое будет его оплакивать и молить о возвращении.
Боги бросились по всему свету и без труда заручились общим согласием всех живых существ. Однако, когда Хермод спешил в царство мертвых с добрыми вестями, он встретил какую-то незнакомую колдунью, и злобная ведьма не согласилась оплакивать Бальдра. Конечно, это Локи принял облик старухи, чтобы напакостить богам. И вот из-за проделки злокозненного завистника Хель не отпустила Бальдра из царства мертвых.
Впоследствии боги раскрыли обман Локи и поквитались с пакостным родичем: они поймали его и связали кишками его собственного сына Нари. Скади, дочь великана Тьяцци, повесила перед лицом Локи змею, брызжущую ядом, и яд этот причинял Локи ужасные мучения.

Великая энциклопедия мифов и легенд